Previous Entry Share Next Entry
Острожно, милиционер!
zjaljonka wrote in krapiva_belarus

Автор Текста: Ирина Соломатина, автор иллюстрации: Марина Напрушкина


http://n-europe.eu/sites/default/files/imagecache/480X340/11/05/milicia.jpg

За последние несколько месяцев мне пришлось столкнуться со странными и опасными фактами проявления открытого насилия по отношению к женщинам со стороны милиции. Эта довольно закрытая и «не удобная» для обсуждения тема, в том числе и в интеллектуальной среде, стала всё чаще появляться в негосударственных СМИ и других открытых источниках информации. И я решила попытаться понять и проанализировать те социальные условия, которые делают возможным существования данного феномена в Беларуси и отчасти легитимируют его.

Меня будет интересовать вопрос, как возможно сосуществование фактов милицейского произвола с реализуемой на данный момент в стране программой ООН «Сообща покончим с насилием в отношении женщин»? Как возможны все новые факты милицейского произвола на фоне недавнего правительственного отчета

Беларуси по выполнению Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Конвенция CEDAW) на 48-й сессии Комитета ООН?

Гендерное равенство в Беларуси возможно только в тюрьме?

Почему заместитель начальника Фрунзенского РУВД столицы, начальник милиции гражданской безопасности Д.Г. Линкус позволил себе в присутствии своих работников ударить по лицу и нецензурно оскорбить задержанную журналистку и руководителя гражданской инициативы «Наш Дом» Ольгу Карач?

Почему журналистку Ольгу Класковскую вытащили босую ночью из квартиры, отвезли сначала в Ленинское РУВД, затем в городской отдел милиции на улице Ленина и «бросили к мужикам в камеру»? Ольга говорит: «Меня обвиняют в драке с сотрудниками милиции, сопротивлении сотрудникам милиции, в клевете на президента».

Почему 21-летнюю студентку истфака БГУ Майю Абромчик избил спецназовец? Девушка рассказала, что, несмотря на все просьбы, ее доставили с переломанной ногой в больницу только через три часа: «Милиционеры реагировали как-то странно: говорили, что ноги просто так не ломают».

Почему Людмилу Петину, председателя общественного объединения «Женское независимое демократическое движение» избили на улице 19 декабря люди в масках в присутствии бездействующего милиционера?

Эта информация всплыла в Женеве в Комитете CEDAW ООН, когда там обсуждались события, произошедшие в Минске 19 декабря. Треть задержанных участников акции были женщинами.

http://kp.by/f/4/image/53/65/366553.jpg

При этом начальник Отдела прав человека Управления гуманитарного сотрудничества Министерства иностранных дел Беларуси Е. Лазарев позволил себе довольно двусмысленный комментарий. В ответ на вопрос об условиях содержания женщин в переполненных тюрьмах, которые не соответствуют требуемым стандартам, он сказал: «К женщинам этим, которые совершили тяжкое уголовное преступление, там [в СИЗО] относятся так же, как и к мужчинам, чтобы вы нас потом не обвинили в том, что мы нарушаем Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин».

Оказывается, в Беларуси всё-таки существуют места, где тщательно следят за реализацией гендерного равенства. Это места лишения свободы, где женщин и мужчин содержат в одинаково плохих, но равных условиях. Высказывание высокопоставленного чиновника свидетельствует о том, что система правоохранительных органов Беларуси остается отчужденной от интересов конкретных людей и продолжает функционировать в режиме карательно-репрессивной машины, обслуживающей в первую очередь интересы авторитарного государства.

Интересы же отдельно взятого человека, вовлеченного в эту систему в качестве потерпевшего, не признаются приоритетными, несмотря на их закрепление в качестве таковых в беларусской Конституции. Напомню, что базовым гражданским правом является неприкосновенность личности, свобода слова и вероисповедания, а также право на справедливое правосудие.

Насилие в семье в Беларуси не пройдет?

Хочется отметить, что насилие в отношении женщин не ограничивается какой-либо отдельной культурой, страной или регионом либо конкретной группой женщин в рамках какого-либо общества. Такой тип насилия коренится в исторически сложившемся неравенстве в отношениях между мужчинами и женщинами, а также в непрекращающейся дискриминации в отношении женщин.

Но в Беларуси сложилась действительно «своя» уникальная ситуация. За период с 19.12.2010 по 19.05.2011 в самой массовой государственной газете страны – «Советской Белоруссии» – было опубликовано 148 новостей с упоминанием о деятельности милиции. В том числе 13 новостей о событиях 19 декабря, в которых речь шла исключительно о «беспорядках», не допустимых для добропорядочных и законопослушных граждан РБ. Ну а «бесчинствующую толпу», оказавшуюся на улицах Минска, пришлось наказать, против нее завели уголовное дело по статье «Массовые беспорядки». Однако массовые судебные процессы по этому делу газета «СБ» не освещала. Было также 45 новостей о всевозможных преступлениях: от незаконных валютных операций до ареста профессионального жалобщика; от раскрытия инсценированных ограблений до задержания группы высотников, занимающихся хищением кабеля, и столичного риэлтора недвижимости, которая занималась мошенничеством. Из номера в номер газета «СБ» демонстрирует своим читателям, что беларусская милиция обеспечивает правопорядок в стране.

http://udf.by/uploads/posts/2011-05/1304583126_1.jpg

Из этих 45 новостей только 5 было посвящено проблеме домашнего насилия в отношении женщин. Особенно любопытным мне показался материал «Любовь, похожая на стон» журналистки Марии Кучеровой. В этом тексте проблему семейного насилия и уголовных дел, связанных с ней, анализирует майор милиции, старший инспектор по особым поручениям управления профилактики МВД Ольга Соколовская. «Высокопоставленные чиновники, профессора, военные, дипломаты, даже медики» в равной степени применяют физическую силу в качестве аргумента, т.е. ни образование, ни уровень доходов, ни профессия не влияют на проблему применения насилия в семье",- считает майор милиции.

По статистике ежегодно в беларусских семьях совершается 3 тысячи преступлений, из них 1493 квалифицируются как «угроза убийством и причинением тяжких телесных повреждений».

Единственное, что радует майора, что «с каждым годом тяжких последствий семейных драм, ножевых ранений всё меньше». Причем не потому, что драться стали реже, сообщает она, а потому что больше возбуждается дел за нанесение легких телесных повреждений, угрозу убийством, истязанием, что составило почти 2,5 тыс. в прошлом году, и в 90 % случаев возбуждение дел происходило по инициативе органов внутренних дел.

По словам О. Соколовской получается, что проблему можно решить достаточно просто – нужно лишь довести дело до суда. Но тут же она поясняет, что законодательство Беларуси не приспособлено к решению таких дел: в Кодексе не прописана ответственность ни за причинение психических страданий, и ни за нанесение побоев. Однако майор считает, что даже если нет телесных повреждений, факт применения силы можно доказать. Правда, как именно доказать, майор не рассказала.

Любопытным тут является заявление компетентного лица по поводу того, что даже если специального закона нет, но есть заинтересованность со стороны органов внутренних дел, то индивида, совершившего насилие, ждет наказание, т.е. в этом случае разберется суд. Ольга говорит: «Деспоты, имейте в виду: трижды поставил синяк – это уголовная ответственность. И чтобы начать разбирательство, не обязательно иметь заявление от пострадавшего. Если один из супругов находится в зависимом положении, например, в декретном отпуске, то решение о возбуждении дела принимает прокурор».

Легитимация насилия при поддержке ООН?

Выше упомянутая Людмила Петина в конце прошлого года была участницей заседания Национального совета по гендерной политике, на котором рассматривался вопрос о принятии законов о гендерном равенстве и противодействии насилию. Она рассказала: «Тогда из уст присутствующих и самой Щеткиной [министра труда и социальной защиты] звучало, что нам не нужны эти законы, поскольку придется менять всю правовую базу и создавать институциональные механизмы. А никто этим ради женщин заниматься не будет».
Петина считает, что существуют сложности и с доказательной базой:
женщина должна привести свидетелей насилия
. Абсолютно аналогичные сложности существуют и с доказательством милицейского насилия по отношению к женщинам, имеющим активную гражданскую позицию и участвующим в работе структур третьего сектора.

Как можно доказать насилие со стороны начальника милиции гражданской безопасности, если свидетелями могут выступить только подчиненные ему милиционеры?

http://www.dw-world.de/image/0,,5373499_4,00.jpg

Ольга Карач не только публично выступила в прессе, но и написала заявление на имя начальника Фрунзенского РУВД столицы. Но даже если кто-то из подчиненных не согласен с поведением начальника, то он знает, что в Беларуси существует корпоративная «этика». И всё, что делает «начальник», – это не отклонение от Закона, а в значительной степени средство укрепления существующего режима.
Как это работает, мы могли убедиться на процессах по делу обвиняемых в участии в «массовых беспорядках». Достаточно вспомнить, как суд решил допросить в качестве свидетелей бойцов спецназа, т.е. тех, кто бил безоружных людей. Прокурор настаивал на признании спецназовцев потерпевшими, т.е. была определенная заинтересованность со стороны органов внутренних дел оправдать «своих» и наказать «иных».

В такой уникальной ситуации двойного стандарта и не работающих законов в Беларуси вполне могут сосуществовать проявления открытого насилия по отношению к социально активным женщинам со стороны сотрудников милиции с одной стороны и инициативами МВД, защищающими женщин, с другой.

Например, такими как «Дом без насилия!», целью которой является привлечение внимания общественности к проблеме бытового насилия и информационно-разъяснительная работа с населением по вопросам недопущения насилия в семье. Причем акция эта оплачивается из гранта фонда ООН по борьбе с насилием в отношении женщин в размере 1 млн долларов, который был выделен Беларуси, а беларусское правительство добавило «свои» 25 тыс. долларов на создание в стране механизмов по предупреждению домашнего насилия.

Все выше перечисленный факты демонстрируют существование легитимного насилия со стороны должностных лиц по отношению к граждански активным группам населения.

Так как органы поддержания правопорядка обслуживают, прежде всего, интересы авторитарного государства и знать ничего не хотят об уважении и защите человеческого достоинства граждан. И уж тем более не заинтересованы в поддержке и защите права человека по отношению ко всем лицам вне зависимости от пола и политических взглядов.

В завершении хотелось бы напомнить, что раз уж МВД является партнером ООН и участвует в реализации компании «Сообща покончим с насилием в отношении женщин», то оно должно разделять существующие международные стандарты деятельности органов по поддержанию правопорядка. В частности, знать о том, что подобные органы подотчетны местному сообществу, что должны работать эффективные механизмы, обеспечивающие внутреннюю дисциплину и внешний контроль за их деятельностью, а также эффективный надзор за должностными лицами.

Также должны быть обеспечены прием и рассмотрение жалоб, подаваемых населением на должностных лиц, которые злоупотребляют своим положением.

О наличии таких возможностей МВД как партнер ООН обязано широко оповещать граждан станы. Кроме того, расследование нарушений должно проводиться оперативно, компетентно и беспристрастно с целью установления жертв, сбора и сохранения доказательств, нахождения свидетелей, установления причины, характера, места и времени совершения преступления, нахождения и задержания нарушителей и справедливого их наказания. Если милиция не будет стремиться соответствовать этим требованиям, а будет воспроизводить насилие, то компания ООН в Беларуси неминуемо обречена на провал, несмотря на впечатляющую сумму в 1 млн долларов.

Материал подготовлен в рамках компании «Осторожно, милиция!» ГК «Наш Дом»

Источник: Новая Эўропа

Перепост приветствуется

?

Log in